Казань, ул. Баумана 52

«СЕНТИМЕНТАЛЬНЫ Й РОМАН»

Я человек непростительно вспыльчивый. С годами, к счастью, эта характерная черта притупляется. Темперамент такой взрывной, как очередь из автомата. Мне самому на деле люди такие не очень симпатичны, по душе те, что спокойны и рассудительны. И вот это желание жить в размеренном ритме не совпадает с моей психофизикой. Пытаюсь бороться. Почти безуспешно. В этом очень армия помогает мужчинам с моим темпераментом.

С возрастом стал невыносимо сентиментален. А ведь всю жизнь был человеком достаточно черствым по отношению к окружающим, за исключением близких. И это, надо сказать, неприятное ощущение. Когда при виде бездомного котенка внутри у тебя все сжимается, это может быть номинативно и хорошо. Но неприятно. Мне хотелось бы быть черствее, как в молодости.

Я человек прошлого века. Некоторое время в течение одного сезона работал по контракту в Амстердаме. Однажды, возвращаясь из гостей, я переходил улицу в районе Национального театра и вдруг поймал себя на мысли, что хотел бы вот так переходить эту улицу в тридцатые годы прошлого столетия. Впрочем, мне было бы очень комфортно оказаться и в своем 74-м и жить там всегда. Я не отношусь к людям, которые радуются тому, что ушла советская эпоха, и аргументируют это якобы наступлением свободы. Но свобода не зависима от эпохи, в которую
живешь. Главное – это внутреннее ощущение свободы. И тогда я был свободным человеком.

С моей профессией в Советском Союзе чувствовать себя таковым было возможно. Да, люди
были зажаты режимом, а вот эти комедиантыклоуны позволяли себе внутреннее ощущение
свободы и за это их не любили, но уважали. А сегодня нет. Сейчас же не свобода. А вольница.

И я не уверен, не в том, что общество получило свободу, а что именно нашему обществу она
была нужна.

Актер на самом деле чувства не испытывает, а воспроизводит. В силу профессии мне приходится использовать все органы чувств, включая и шестое, именно для того, чтобы соответствующие чувства у зрителя вызывать. Актерство, как и любая профессия – это комплекс навыков. И ее особенность в том, что она требует досконального изучения своего внутреннего устройства, условно говоря, души.

Там огромное количество всяких клавиш, нот и струн. И чем больше их знает артист, тем он
убедительней. Но знать их мало. Надо еще уметь на них играть. Есть такая театральная байка,
про Алису Коонен, обладавшую потрясающим даром трагической актрисы. Говорят, что она
плакала тем глазом, которым она поворачивалась к зрителю. А вторая часть лица оставалась
абсолютно безэмоциональной.

Очень приятно, когда вдруг рождается настоящая и совпадающая с настроением персонажа эмоция. А еще большее удовольствие испытываешь, когда ты контролируешь эти состояния. Например, когда персонаж разгневан и в тебе в этот момент царит даже не раздражение, а подлинный гнев. Так вот он не захлестывает и не тащит, как цунами, а это ты его придерживаешь, как резвого коня и управляешь. И когда персонаж перестает гневаться, вместе с сыгранной эмоцией уходит и твой собственный гнев. Это очень приятное ощущение и очень редкое.

В жизни притворяюсь как все, не меньше, не больше. Проанализируйте свой день, и вы поймете, что притворялись за сегодня уже большое количество раз. Даже не по злобе и вредности характера. Жизнь так складывается, что человек вынужден притворяться. Хотя бы из деликатности. Я не уверен, что кому-то плохо оттого, что я притворился. Единственное, притворяться влюбленным не мог – не имел права. Как гласит одна испанская пословица,
можно притвориться умным, можно добрым, но притворяться влюбленным – нельзя.

Главное положительное качество мужчины – благородство. А доминирующее отрицательное – трусость. Трусость в принятии решений.

Оба чувства, которые я бы хотел исключить из спектра переживаний – это два смертных греха: гнев и уныние. Тем не менее, целиком и полностью избежать этих болезнетворных эмоций очень
сложно. Мы всего-навсего «человеки».

Отключаться помогает, наверное, опыт. И возможность некоторое время побыть без общения. С кем бы то ни было. В театре приходится переживать и сталкиваться с большим количеством всевозможных эмоций, и хочется, чтобы в жизни их было как можно меньше.

Комфортно я чувствую себя только дома. Для меня самый лучший отдых – футбол и возможность выходить из квартиры не по необходимости, а по собственному желанию. Без общения могу быть очень долго.

Мне интересно с самим с собой, и не скучно. Я бы даже сказал, что столь же комфортно я чувствовал бы себя и в одиночной камере. Однажды как-то так получилось, что я какую-то не такую песенку спел в армии и меня загнали на гауптвахту в одиночную камеру. Что меня ничуть на тот момент не устрашило. Пока не закрыли за мной дверь. Как только в замочной скважине повернулся ключ и я понял, что не смогу выйти отсюда, когда захочу, пришла паника. Мы вместе – я и я – оказались в замкнутом пространстве. Поэтому уточню: одиночество меня не пугает, если это не ограничение свободы.

Родину любить приятно. Но она такой возможности не дает. Хотя я очень люблю людей, настроенных патриотично, если у них есть на это аргументы. И весомые. Русские интеллигенты XIX века любили свою родину, но тогда это было проще, потому что Родина любила их. С момента, когда я родился, и по сию пору родина относится ко мне абсолютно по-свински.

И в ответ я испытываю к ней вполне адекватные чувства. А ведь что такое родина – баня, березы,
водка. Это я Финляндию описал. В моем понимании Родина – это мой дом, моя крепость и все,
кто в этой крепости – а на сегодняшний день это жена и малявочка-сын – и чтобы им было там
комфортно. Вот это будет моя родина, где бы она ни была.

Ерыгин – труженик, но будущее мое – это дети, Маруся и Федечка. Мое будущее с творчеством никак не связано. В настоящем я играю примерно пятнадцать спектаклей в месяц. Так надо быть занятым лет в 25.

У меня был очень насыщен прошлый сезон. Мольер и Шекспир в одном театральном сезоне – это очень тяжело, приятно и интересно. Несмотря на то, что работа над ролью – это каторжный труд, театр это штука веселая, как говорил мой друг Саша Калаганов.

И я не очень огорчен, что сейчас не репетирую. Все мои устремления, связанные с будущим – это
Федя, чье рождение, наверное, как раз и сделало меня сентиментальней. Ну, никак я не ожидал, что сын у меня будет моложе внука.

Назад


© 2002-2017. Все права защищены. Учредитель и издатель журнала ООО "Лайт Компани" (420111, Республика Татарстан, Казань, ул. Баумана, д. 52). Журнал зарегистрирован в Министерстве по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (свидетельство ПИ № ФС77-33699) Разработка и поддержка сайта
Vydr